Эвтаназия в россии закон

Татьяна Ефимова предлагает статью на тему: "эвтаназия в россии закон" с детальным описанием.

Медицинское право

Запрещение эвтаназии

Статья 45 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» — «Запрещение эвтаназии»

1. Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии — удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни

2. Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации

Много лет практически во всем мире, в том числе и в России, общество взбудоражено проблемой эвтаназии. При этом проблема в силу разных причин обычно преподносится эмоционально, с явными искажениями фактов.

Отношение отечественных законодателей к этому вопросу обозначено в ст. 45 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» («Запрещение эвтаназии»), которая однозначно запрещает эвтаназию в любых формах. Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ (ст. 105 УК РФ — «Убийство»).

Виды эвтаназии и право на эвтаназию В переводе с греческого слово «эвтаназия» означает «хорошая смерть». Следует различать активную и пассивную эвтаназию. При активной эвтаназии врач активно вмешивается в жизнь пациента (как правило, обреченного, страдающего от неизлечимого заболевания, близкого к естественной кончине), ускоряя данным вмешательством его смерть. При пассивной эвтаназии врач не вмешивается в жизнь пациента в целях ускорения его смерти, но и не оказывает, по просьбе больного, необходимую помощь для продления жизни. Активная эвтаназия по желанию пациента в нашей стране однозначно расценивается Законом как умышленное убийство (ст. 105 УК РФ).

Пассивная эвтаназия квалифицируется в зависимости от обстоятельств. Недобровольная эвтаназия по своей сути однозначно ничем не отличается от умышленного убийства, и здесь вряд ли применим сам термин «эвтаназия».

Во всем мире право человека на активную, а в России даже на пассивную эвтаназию является предметом дискуссий. Споры особо ужесточаются в случаях возбуждений уголовных дел против врачей и медицинских сестер, осуществлявших эвтаназию, при этом зачастую вскрывается противоречивость законов относительно данной проблемы. Огромное влияние на общественное сознание оказывают религиозные воззрения, бытующие в христианстве, исламе, иудаизме, препятствующие намеренному лишению жизни человека человеком. Однако имеются и обосновываются противоположные точки воззрений, в основу которых положены атеистические и гедонистические взгляды.

Не всех привлекает жизнь, полная страданий и унижений, без вселяющих надежду перспектив, как и не всем родителям нужен ребенок с наличием серьезных врожденных дефектов. Реальное благополучие личности, по мнению чуждых религиозности людей с гедонистическими установками, обычно заключается в другом. По существующему в некоторой части общества мнению, человек имеет право на достойную смерть, избавляющую его от унизительных страданий. Однако с любой точки зрения врач обязан облегчать страдания умирающего всеми доступными ему и законными способами.

Некоторые юристы и медики считают, что человек имеет право выбрать достойную смерть путем самоубийства и способ ее достижения, в том числе с помощью кого-либо, а все попытки других лип предотвратить самоубийство должны повлечь за собой гражданскую ответственность. Для этого необходимо юридическое признание права на самоубийство, однако уголовное законодательство некоторых стран запрещает любую форму участия в самоубийстве.

В принципе неизлечимый и жестоко страдающий больной, находящийся в ясном сознании, может обратиться для защиты своих интересов в суд.

В 1986 г. в одном из платов Америки имел место следующий прецедент – пациентка через суд добилась выполнения ее права требования отключения от аппарата искусственного дыхания. Суд обязал врачей осуществить требование больной на основании того, что «было бы слишком жестоко сохранять существование, переполненное болью».

«Декларация об эвтаназии» (октябрь 1987) Всемирной Медицинской Ассамблеи (ВМА) гласит, что эвтаназия, как акт преднамеренного лишения жизни пациента, даже по просьбе самого пациента или на основании обращения с подобной просьбой его близких, неэтична, но это не исключает необходимости уважительного отношения врача к желанию больного не препятствовать течению естественного процесса умирания в терминальной фазе заболевания.

Таким образом, Всемирная Медицинская Ассоциация, не одобряя активную эвтаназию, предусматривает и одобряет возможность применения пассивной эвтаназии. Представленное положение ВМА получило развитие в другом документе (сентябрь 1992) — «Заявлении о пособничестве врачей при самоубийствах».

В нем сказано, что в последнее время увеличилось количество случаев самоубийств при пособничестве врачей, которые даже конструируют специальные приспособления и инструктируют больных о том, как ими пользоваться. Иногда врач дает пациенту лекарство и информирует его о способе применения для достижения смерти. Речь обычно идет о смертельно больных, жестоко страдающих от боли людях, отдающих себе отчет в своих действиях и самостоятельно принявших решение о самоубийстве.

Подобно эвтаназии, самоубийство при пособничестве врача является неэтичным и подлежит осуждению со стороны медицинской общественности. Вместе с тем признается право пациента отказаться от медицинской помощи, а действия врача, направленные на уважение этого права, даже если они ведут к смерти пациента, вполне этичны.

Пассивная эвтаназия в большинстве стран мира разрешена, активная эвтаназия до недавнего времени не разрешалась, но и не преследовалась лишь в Нидерландах и на Австралийских северных территориях, где для этой процедуры было достаточно письменно оформленного решения консилиума врачей по поводу просьбы больного, находящегося в ясном сознании, а болезнь, полная страданий, неизлечима.

28 ноября 2000 г в Нидерландах впервые в мире был принят закон, разрешающий активную эвтаназию в случаях просьбы неизлечимого тяжелого больного. При этом государство обеспечило всю процедуру эвтаназии правовым контролем 16 мая 2002 г подобный закон был принят в Бельгии.

Эвтаназия, даже «из чувства сострадания», без письменного согласия пациента во всех странах расценивается как убийство. В любом случае медик стоит перед жесткой необходимостью выполнять действующий закон.

Активная эвтаназия и соучастие в ней уголовно наказуемы в соответствии со ст. 105 УК РФ — «Убийство»; пассивная эвтаназия в некоторых случаях, в зависимости от обстоятельств, может привести к уголовной ответственности за неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ).

Пособничество врача при самоубийстве трудно доказуемо, а в случаях доказанности не может расцениваться как доведение до самоубийства (ст. ПО УК РФ), но нам представляется вполне возможным применение ст. 125 УК РФ — «Оставление в опасности», так как своими действиями врач-пособник вместо иной помощи, указывая легкий путь к смерти, сам ставит пациента в опасное для жизни состояние и оставляет его в опасном для жизни положении.

Способы осуществления эвтаназии Способы осуществления эвтаназии разнообразны, при этом наблюдается тенденция к поиску врачами и медицинскими сестрами все более утонченных и трудно распознаваемых при судебно-медицинском исследовании способов. Так, например, при расследовании «нашумевшего» на весь мир уголовного дела медицинских сестер в г. Вене выяснилось, что они совершали незаконные акты эвтаназии (41 случай) без наличия соответствующих просьб, по своему усмотрению.

Рассматриваемая нами статья входит в противоречие со ст. 33 «Основ» — «Отказ от медицинского вмешательства», из которой следует, что гражданин вправе отказаться от подачи ему какой-либо помощи, а врач не имеет права нарушать его законное требование. Что это, как не пассивная эвтаназия? В данном случае важно лишь юридически правильно в письменном виде оформить отказ больного от вмешательства Очевидна необходимость доработки Закона относительно вопроса об эвтаназии.

Еще статьи:  Полюбить и ненавидеть

Неизлечимый больной 72 лет, страдающий раком прямой кишки, неоднократно просил врача ускорить наступление его смерти Родственники из сострадания обещали врачу вознаграждение за процедуру эвтаназии. Врач отказался выполнить акт эвтаназии сам, но проконсультировал сына больного о способе введения и дозе яда.

В отсутствие врача больному (с его согласия) была введена смертельная доза инсулина.

Вопрос «Нарушил ли врач закон? Если да, то какой?»

Нарушена ст. 45 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан». Врач явился соучастником умышленного убийства, совершенного группой лиц по предварительному сговору (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ)/

Ввиду требований некоторой части общественности для обеспечения прав этой доли граждан несомненно, что право на эвтаназию должно быть не только провозглашено, но и обеспечено государством, ибо вся процедура требует процессуального оформления с участием в пей должностных лиц и представителей прокуратуры. При этом необходимо задокументировать и предоставить пациенту для ознакомления всю информацию о его заболевании, организовать обязательную консультационную беседу больного с психотерапевтом, предложить побеседовать со священником, гарантировать безболезненность кончины, обеспечить присутствие на процедуре работников прокуратуры, должностных лиц системы здравоохранения и близких. Подобное оформление процедуры позволит избежать злоупотреблений.

В настоящее время в практике принята тактика, направленная на облегчение физических и психических страданий умирающего при помощи медикаментов без умысла на сокращение жизни.

Эвтаназия в России. Особенности законодательства

Эвтаназия активная и пассивная

Как Закон рассматривает эвтаназию

Любой ли больной (его представитель) может отказаться от лечения

Заложники нерешенной проблемы законодательства

Эвтаназия: зависшая проблема законодательства

В этом термине сплелись два несовместимых понятия: “хорошо” (“eu”) и “смерть” (“thanatos”). Именно поэтому законодатели не могут решить окончательно, в каких случаях можно применить эвтаназию, и применима ли она в принципе.

Одни правоведы считают, что это убийство, а другие – облегчение ухода человека из жизни, уже обреченного на скорую и мучительную смерть. И надо полагать, что сторонники той и другой позиции никогда не достигнут разумного компромисса.

Эвтаназия активная и пассивная

Теперь возникает главный вопрос: могут ли человека, который помог без мучений и по собственной воле уйти из жизни другому человеку, уже обреченному, причислить к убийцам? Стоит в этой проблеме разобраться подробнее.

1. Активной эвтаназией считается непосредственное вмешательство врача или иного лица в процесс ускоренного наступления смерти. То есть больному вводят в организм яд.

2. При пассивной эвтаназии медики не вмешиваются в процесс. Они попросту не оказывают содействия для продления жизни, причем по просьбе самого больного:

  • перестают вводить лекарства;
  • отключают аппарат, предназначенный для искусственного поддержания жизненно важного органа и т.д.

Осудить врача за пассивную эвтаназию не получится. Сложно доказать, что смерть была не естественной. В конце концов, больной сам сумел отключить аппарат, сорвать трубки или спрятать и не принимать таблетки. А вот с активной эвтаназией дело обстоит сложнее, хотя в таких странах, как Бельгия и Голландия, она допустима.

Как Закон рассматривает эвтаназию?

Отношения врача и пациента регулируются “Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан“. Юристы, к которым обращаются клиенты, указывают на ст. 45 “Запрещение эвтаназии”. В ней говорится, что эвтаназию проводить медикам запрещается, причем как активную, так и пассивную.

Если какое-либо лицо предлагает больному добровольно уйти из жизни или осуществляет эвтаназию, оно будет нести уголовную ответственность. Будет открыто дело по статье “Убийство” (ст. 105 УК).

Однако есть в законодательстве России и другая статья – “Отказ от медицинского вмешательства” (ст. 33 Основ). Там говорится, что гражданин (его представитель) может:

  • изначально отказаться от вмешательства медицинских работников в процесс лечения;
  • потребовать прекращения лечебного процесса.

Хотя в этом случае нужно учитывать исключительные обстоятельства, предусмотренные статьей 34. Тогда гражданину (его представителю) медики разъясняют последствия отказа от лечения. Понадобится произвести запись в документах и подписать их.

Любой ли больной (его представитель) может отказаться от лечения?

1. Родители гражданина, которому не исполнилось 15 лет, или его представители не могут самостоятельно решать этот вопрос.

2. Граждане, признанные недееспособными (их представители) также не могут отказаться от лечения.

Часто возникает проблема, когда от лечения, в том числе и детей, отказываются по религиозным или моральным соображениям. К примеру, когда требуется пересадка органов или даже обычное переливание крови. Поступок, когда жизнь человека передают на милость “высших сил”, – тоже своего рода эвтаназия.

В этой ситуации лица, заинтересованные в сохранении жизни ребенка, при содействии юриста обращаются в прокуратуру или напрямую подают иск в суд.

Заложники нерешенной проблемы законодательства

Выходит, что эвтаназия запрещена, но… допустима. Закон одновременно и запрещает эвтаназию, и позволяет ее осуществить фактически. Врач не может ускорить наступление смерти больного, однако по его же просьбе не станет продлевать жизнь. Роковое слово “эвтаназия” при этом не звучит.

Активную эвтаназию законодатели вряд ли допустят, но пассивную “хорошую смерть”, стоит надеяться, все-таки оформят юридически. Проект этого закона уже лежит в Государственной Думе, а пока проблему приходится решать юристам, когда их клиентов пытаются обвинить в убийстве.

Пока что врачи разрываются между обязанностью исполнять профессиональный долг и потребностью соблюдать закон буквально. К тому же эта зависшая проблема значительно усложняет взаимоотношения между лечебным учреждением и пациентом.

Обещанное вознаграждение

Иногда люди, осознающие, что впереди их ожидает только скорая смерть, причем мучительная, пытаются уговорить других лиц помочь им уйти из жизни. К близким родственникам обращаться мало кто решается, так как не желает подвергать их столь тяжкому испытанию. Легче обратиться к чужому человеку, предложить вознаграждение.

Однако юристы предупреждают, что последствия могут оказаться крайне неприятными для согласившихся на осуществление таких действий. Достаточно привести случай из судебной практики, касающийся проведения активной эвтаназии.

В Ростовском суде в 2004 году рассматривалось дело об убийстве женщины, которой исполнилось 32 года. Обвиняемые К.П. и М.Ш. в возрасте 17 и 14 лет совершили акт эвтаназии. Приговор суда был следующим: лишение свободы (отбывание наказания в трудовой колонии) на сроки 5 лет и 4 года соответственно возрасту.

Убитая женщина ранее получила серьезную травму в результате аварии. Подсудимые утверждали, что женщина, не желая всю оставшуюся жизнь оставаться парализованной, сама решилась на крайний шаг.

И хотя гособвинитель требовал более сурового наказания (7,7 лет), адвокатам удались частично убедить суд, что молодые девушки действовали из жалости. Сложность ситуации заключалась в том, что несчастная женщина обещала за содействие дать вознаграждение. Так что этих девочек судили:

  • за убийство женщины, находящейся в беспомощном состоянии (причем подсудимые осознавали, в каком состоянии находится их жертва, и действовали в корыстных целях);
  • за преступление, что было совершено группой лиц.

Была применена статья 105 УК РФ (пункты “в”, “ж”, “з” ч. 2).

Как следует поступать?

Допустим, больной человек обречен. Но это не означает, что тот, кто поможет ему добровольно уйти из жизни, должен сесть в тюрьму. Необходимо взвешивать каждый шаг, консультироваться у юриста. Иначе из-за несовершенного законодательства за одной бедой последует другая.

Читайте также публикации юридической тематики:

Еще статьи:  Что написать парню, который тебе нравится, чтобы привлечь его внимание??

Эвтаназия в россии

Никто не знает, что такое смерть

И не есть ли она величайшее для

Человека добро. И, однако, все ее

страшатся как бы в сознании,

что она – величайшее зло.

На настоящее время в России законодательно запрещены все формы эвтаназии. В статье 45 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья с недвусмысленным названием “Запрещение эвтаназии” прямо сказано: “Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии – удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти – какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни.

Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации”. Однако проблема от этого не перестала существовать: в данном законе законодатель не учел различий в самом понятии эвтаназии – ее активную и пассивную форму, что принципиально важно, и требует дифференцированного подхода к этой проблеме.

Не случайно в 1978 году на 39-й Всемирной Медицинской Ассамблеи была принята “Декларация об эвтаназии”, где, в частности, сказано: “Эвтаназия как акт преднамеренного лишения жизни пациента, даже по просьбе самого пациента или на основании обращения с подобной просьбой его близких, не этична. Это не исключает необходимости уважительного отношения врача к желанию больного не препятствовать течению естественного процесса умирания в терминальной фазе заболевания”.

Эвтаназия и общество

Лучше сразу умереть,

чем жить ожиданием смерти.

Между тем, общественное мнение об отношении к эвтаназии в России, как и в других странах, за последние 10-15 лет претерпело значительные изменения. Об этом свидетельствуют и данные публикаций, и проведены в разные годы анонимные опросы студентов и врачей. Убежденных сторонников эвтаназии среди врачей в те годы было мало. Одним из них стал известный детский хирург, член-корреспондент АМН РФ, профессор С.Я. Долецкий. Он писал, что борьба за жизнь пациента, вопреки существующим догмам, справедлива только до тех пор, пока существует надежда, что спасение возможно. Когда же она утрачена, встает вопрос о милосердии, которое и проявляется в эвтаназии. Гуманный врач – это врач, который делает добро больному, несмотря на устоявшееся мнение. С.Я. Долецкий считает, что эвтаназия справедлива по отношению к неизлечимым больным, парализованным, больным-дебилам, пациентам, которые живут только с помощью жизнеобеспечивающей аппаратуры, а также по отношению к новорожденным с атрофированным мозгом, плодам беременных женщин, если доказано уродство или несовместимое с жизнью патологическое нарушение.

На самом деле во всех цивилизованных странах эвтаназия в той или иной форме применяется независимо от того, разрешена она законом или нет. По данным Американской медицинской ассоциации, в больницах США ежедневно умирает 6 тысяч человек, большая половина которых уходит из жизни добровольно с помощью медперсонала. В отделении интенсивной терапии госпиталя Сан-Франциско у 5% больных (что составило около половины умирающих) отключалась система жизнеобеспечения. Обращает на себя внимание тот факт, что это решение принимал врач с семьей пациента, в то время как общепринятым, обязательным условием эвтаназии является информированное добровольное решение самого больного. В литературе отмечается, что 40% всех смертей больных людей наступает в результате принятия медиками решений о прекращении жизни либо путем отказа от лечения, либо с помощью лекарств, ускоряющих ее наступление.

По данным статистики в странах, где эвтаназия запрещена и законной защиты от неправомерного применения эвтаназии тоже как правило нет, положение обстоит хуже. Несмотря на принятие законов, запрещающих эвтаназию, случаи ее применения участились, и в этом признаются сами врачи. Например, бывший директор ООН по медицине, американский врач Майкл Горвин признался, что помог уйти из жизни 50 своим больным.

Четверть века общественность всего мира следила за деятельностью самого последовательного сторонника практической эвтаназии – американского врача Джека Кеворкяна, который остановил жизнь 130 больных. Одни считают его гуманистом, другие – убийцей. Многолетняя тяжба его с судами штата Мичиган, несколько раз его оправдывавшими, закончилась его осуждением. Вместе с тем, с одобрением была принята эвтаназия 37-го президента США Ричарда Никсона. После первого инсульта он написал обращение к лечащим врачам с просьбой не прибегать к искусственным методам продления его жизни в случае повторения кровоизлияния в мозг, когда он не сможет выразить свою волю.

Сознательно прекратил принимать лекарства после консультации с личным врачом и составления завещания президент Франции Миттеран, страдающий последней стадией рака. И в этом случае в прессе отмечалась мужественность именитого больного, желание быть хозяином собственной судьбы. Бросается в глаза элитарный подход к оценке эвтаназии.

Анализируя создавшееся положение, следует признать, что правы те, кто считает, что сейчас актуальным является вопрос не о том, разрешать или не разрешать врачам применение эвтаназии, а о том, когда и при каких условиях ее допускать и как при этом организовать контроль за правомерностью ее осуществления.

Естественно, что этот вопрос должен решаться не только с морально-этических позиций, но и получить правовую оценку, поскольку злоупотребления и даже преступления в таких случаях не исключены. Следует отметить, что в России нет устойчивых традиций правдивого информирования больного о тяжести его заболевания. Врачи стараются щадить психику больного. Как правило, ограничиваются полным информированием только его родственников. Сейчас такое положение в определенной степени может измениться в связи с принятием новых положений о том, что, в первую очередь, сам пациент имеет право знать все о своем диагнозе (ст. 31 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан).

В зарубежной литературе предлагается много вариантов нравственной оценки эвтаназии. Большинство авторов поддерживает методы пассивной эвтаназии и отвергает любую возможность применения активной эвтаназии. Однако есть и прямо противоположные мнения. Например, наиболее известным его выразителем является крупный американский философ Дж. Рейгелс, который выступил с резкой критикой Постановления Американской медицинской ассоциации от 4 декабря 1973 года, где сказано: “. намеренное прекращение жизни одного человеческого существа другим – милосердное убийство – противоречит и самому предназначению медицинской профессии и политике Американской медицинской ассоциации”. Дж. Рейгелс считает, что если больной в сознании, понимает, что его дни сочтены, не может более терпеть страшные боли и просит врача ускорить его смерть, и врач выполнит его просьбу, просто прекратив лечение (пассивная эвтаназия), страдания больного могут усилиться, хотя они могли быть менее интенсивными и длительными, чем при продолжении лечения. В этой ситуации смертельная инъекция (активная эвтаназия), по мнению Дж. Рейгелса, более гуманна, поскольку сразу прекратит страдания больного.

Большинство ученых с ним не согласны, и прежде всего потому что это противоречит принципам гуманизма и предназначения медицины. Ценность человеческой жизни побуждает бороться за нее даже вопреки объективным медицинским законам и в самых безнадежных ситуациях, поскольку медицинская наука и практика богаты случаями исцеления самых безнадежных больных.

Именно сильные боли и являются обычно причиной просьбы больного ускорить наступление смерти, а потому она является вынужденной и неискренней. Здесь врач должен противостоять им с помощью богатого выбора обезболивающих средств, которыми сегодня располагает медицина, а не идти на поводу у больного. Другое дело, когда, например, человек находится в состоянии комы длительное время и сознание его уже потеряно безвозвратно, а прогрессивные медицинские технологии позволяют проводить жизнеподдерживающее лечение сколь угодно долго. Встает вопрос – нужно ли это? Однозначных ответов, увы, нет.

Еще статьи:  Личностный рост сотрудников

Многие ученые опасаются, что формальное разрешение эвтаназии может стать определенным психическим тормозом для поиска новых более эффективных средств диагностики и лечения тяжелобольных, а также способствовать недобросовестности в оказании медицинской помощи таким больным. Реанимационная помощь им требует не только больших материальных затрат, но и огромного напряжения физических и душевных сил обслуживающего медперсонала. Именно отсутствие надлежащего лечения и ухода могут стимулировать требования больного ускорить смертельный исход, что позволит врачу полностью прекратить всякое лечение и уход за тяжелым больным. И в этом еще одна из причин необходимости правового регулирования данного вопроса.

Какие законы об эвтаназии действуют в странах мира?

В Российской Федерации закон об эвтаназии как таковой не существует, однако относительно этой медицинской процедуры четко прописано в ФЗ №323 «Об основах охраны здоровья граждан РФ», где в статье №45 сказано, что «медицинские работники не имеют права осуществлять эвтаназию, ускорять по просьбе пациента или его близких родственников смерть больного определенными действиями или бездействием.

Пока неизвестно, будет ли в нашей стране принят законопроект об эвтаназии по примеру многих европейских стран. Некоторые политики и общественные деятели активно обсуждают этот вопрос, но с высокой долей вероятности подобные законопроекты поддержки в парламенте и среди населения не найдут.

Законодательство РФ об эвтаназии рассматривает эвтаназию в качестве убийства. Именно поэтому, если врачом будет принято решение о проведение процедуры, то велика вероятность того, что в скором времени его будут судить.

С законодательной точки зрения в Украине подобный вопрос рассматривается примерно так же, как и в России. Несмотря на то, что закона об эвтаназии в Украине нет, в соответствии с Конституцией страны безопасность и неприкосновенность человеческой жизни признаны в качестве высшей социальной ценности, поэтому просьба тяжелобольных пациентов о прекращении жизни в украинских больницах и клиника удовлетворена быть не может.

Интересно: согласно проведенным опросам в 2011 году, более 67% граждан Украины поддержали введение возможности проведения эвтаназии в исключительных случаях.

В Германии

Закон об эвтаназии в Германии действует уже несколько лет. Процедура в этой стране официально разрешена, но помогать уходить из жизни врачи могут только при соблюдении целого ряда условий:

  • Неизлечимость заболевания пациента.
  • Наличие сильных болей и страданий, которые невозможно облегчить.
  • Его добровольное согласие (также согласие близких родственников).
  • Положительное решение врачей и психологов.

Для немецких граждан подобный вопрос является весьма щекотливым, потому что эвтаназия ранее уже была узаконена в стране, но в страшные времена Второй Мировой войны.

Как такового закона об эвтаназии в США не существует, но все штаты страны имеют собственные законодательные нормы, которые разительно отличаются друг от друга. Например, что запрещено в одном штате, может быть разрешено в другом. Именно поэтому процедура может быть проведена только в 4-х штатах: Вашингтон, Вермонт, Монтана, Орегон.

В остальных штатах страны ее выполнение запрещено и грозит тюремным сроком.

Незаконная эвтаназия

Законная и незаконная эвтаназия – это достаточно сложный вопрос с моральной и этической точек зрения. Намного проще, когда проведение процедуры разрешено законом, но заметно сложнее, когда нет никакой возможности облегчить страдания близкого человека.

Недавние исследования, проведенные в европейских странах, где нет соответствующего закона, показали, что некоторые врачи помогают своим тяжелобольным пациентам уйти из жизни. Причем зачастую последнее снотворное вкалывается больному без его ведома. Именно такие ответы были получены в результате анонимного опроса медицинских работников из Швеции, Дании, Финляндии. Не стоит сомневаться, что подобная практика уже в течение долгих лет получает распространение по всему миру.

Что же такое эвтаназия: узаконенное убийство или легкая смерть? Данный вопрос чрезвычайно сложен, потому что нет единого мнения относительно того, имеет ли право сам человек решать, стоит ли ему жить или нет.

§ 5. Правовые нормы об эвтаназии в международном и российском законодательстве

Подобно любому социально-правовому явлению, значимому для развития общественных отношений, эвтаназия требует соответствующего нормативно-правового регулирования. К нормативно-правовым актам, содержащим нормы об эвтаназии, прежде всего следует отнести международные нормативные правовые акты, поскольку общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы России.

К числу международных нормативных правовых актов, регулирующих право на жизнь и тем самым невольно имеющих отношение к эвтаназии, относятся, в частности, Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Европейская конвенция по защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (с изменениями и дополнениями от 11 мая 1994 г.) и другие нормативные правовые акты. Однако напрямую в нормах международного права вопрос об эвтаназии не урегулирован.

Российское законодательство устанавливает прямой запрет на осуществление эвтаназии. Речь идет о ст. 45 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г., в которой закреплено, что “медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии – удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни”*(182).

Аналогичный запрет содержит и текст клятвы врача, утвержденной Федеральным законом от 20 декабря 1999 г. “О внесении изменения в статью 60 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан”, где содержится следующее положение: “Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь. никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии”*(183).

Обязывая врача идти до конца в борьбе с болезнью пациента, закон в то же время предоставил право больному отказаться по собственному усмотрению от медицинской помощи. Так, Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан 1993 г. содержат статью 33 “Отказ от медицинского вмешательства”, которая гласит: “гражданин или его законный представитель имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, даже если оно начато, на любом этапе проведения”*(184).

Отдельные авторы обращают внимание на то, что расширительное толкование нормы указанных Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан 1993 г. фактически позволяет сделать вы

Клятва врача дается в торжественной обстановке. Факт дачи клятвы врача удостоверяется личной подписью под соответствующей отметкой в дипломе врача с указанием даты.

Врачи за нарушение клятвы врача несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации (Статья 60. Клятва врача//Собрание законов РФ. М., 1998. С. 257.). вод о возможности осуществления пассивной формы эвтаназии в указанном проявлении (например, по просьбе больного не оказывать ему помощь – прекращение искусственных мер по поддержанию его жизни)*(185).

Однако не все с этим согласны. В частности, как пишет Г.Б. Романовский, “сложно оценивать отказ пациента от лечения как разновидность пассивной эвтаназии. Как представляется, происходит подмена понятий. В соответствии со ст. 32 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина. Статья 33 упомянутых Основ предусматривает также, что гражданин или его законный представитель имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, за исключением некоторых установленных законом случаев. При отказе от медицинского вмешательства гражданину или его законному представителю в доступной для него форме должны быть разъяснены возможные последствия. Отказ от медицинского вмешательства с указанием возможных последствий оформляется записью в медицинской документации и подписывается гражданином либо его законным представителем, а также медицинским работником.

Еще статьи:  Как извиниться перед девушкой?

Это право, которое предоставляется пациенту вне зависимости от смертельного заболевания, основывается на понимании того, что любое медицинское вмешательство есть вторжение в область личной свободы и, соответственно, должно основываться на личном волеизъявлении гражданина. Более того, врач может, наоборот, призывать к внутреннему голосу больного для того, чтобы оказать медицинскую помощь. Причем отказ от вмешательства может быть связан и с отказом от обезболивания, когда пациент как раз будет вынужден претерпевать мучительные страдания”*(186).

Действительно, смысл расширительного толкования ст. 33 Основ не вполне ясен. Такое толкование нормы закона допустимо в случае образования законодательного пробела, в данном случае в сфере удовлетворения просьбы пациента о пассивной эвтаназии. Однако отношения, возникающие между медицинским персоналом и пациентом по поводу пассивной эвтаназии, урегулированы в ст. 45 Основ, которая прямо запрещает активную и пассивную эвтаназию. В связи с этим аналогия закона, когда к соответствующим отношениям применяется правовая норма, регулирующая сходные отношения, по меньшей мере неуместна. Кроме того, подобные рассуждения входят в противоречие со ст. 60 Основ, ст. 14 Этического кодекса российского врача, утвержденного Ассоциацией врачей России в ноябре 1994 г.*(187), а также ст. 9 Этического кодекса медицинской сестры России*(188). В Клятве российского врача врач – член Ассоциации – обязуется руководствоваться в своих действиях “международными нормами профессиональной этики, исключая не признаваемое Ассоциацией врачей России положение о допустимости пассивной эвтаназии”.

Полагаем, что указанные утверждения и рекомендации, очевидно, не соответствуют установленному в ст. 45 Основ запрету на эвтаназию, в том числе в ее пассивной форме.

Кроме того, не соглашаясь с мнением Г.Б. Романовского, следует отметить, что основной упор в своих рассуждениях им необоснованно сделан на процедуре отказа. С правовой же точки зрения, мы бы поставили во главу угла субъективный и мотивационный критерии. Полагаем, что при отказе больного от лечения врач не оказывает (прекращает оказывать) ему медицинскую помощь не из чувства сострадания, сопряженного с желанием облегчить его страдания и лишить пациента жизни. Кроме того, отказавшись от определенного медицинского вмешательства, больной может принимать иное лечение в этом же лечебном учреждении, которое ему будет казаться эффективным. Поэтому говорить о схожести отказа больного от лечения в порядке ст. 33 Основ никак нельзя уравнивать с пассивной эвтаназией. Считать иначе – все равно, что уравнивать, например, уголовно наказуемое убийство и исключительную меру наказания.

Говоря о нормативных правовых актах, содержащих нормы об эвтаназии, не следует забывать о существовании ряда международных и отечественных этических норм об эвтаназии, содержащихся в источниках медицинского права.

Так, некоторые аспекты эвтаназии были вынесены на рассмотрение Всемирной медицинской ассоциации в Нью-Йорке (1969 г), вследствие чего она была осуждена “при любых обстоятельствах”*(190).

Позднее же, в Лиссабоне (2 октября 1981 г.), в Декларации о правах больного Всемирная медицинская ассоциация признала право на достойную смерть (п. “е”) и право больного на отказ от лечения (п. “с”)*(191).

Важность проблемы эвтаназии привела к принятию Всемирной медицинской ассоциацией на ассамблее в Италии в октябре 1983 г. Венецианской декларации о терминальном состоянии, которая прямо обязывает врача осуществлять пассивную, в том числе принудительную (на основе волеизъявления родственников), эвтаназию: “Врач не продлевает мучения умирающего больного, в том числе связанные с неизлечимой болезнью и уродством, прекращая по его просьбе, а если больной без сознания – по просьбе его родственников, лечение, способное лишь отсрочить наступление неизбежного конца”*(192).

А в 1987 г. в Мадриде на 39-й Всемирной медицинской ассамблее была принята “Декларация относительно эвтаназии”. Вот ее полный текст: “Эвтаназия, то есть акт преднамеренного прерывания жизни пациента, даже сделанная по просьбе самого пациента или по просьбе его близких родственников, является неэтичной. Это не освобождает врача от принятия во внимание желания пациента, чтобы естественные процессы умирания шли своим ходом в заключительной стадии заболевания”*(193).

Такая же позиция отражена в проекте Кодекса медицинской деонтологии российского врача, который взял за основу Кодекс медицинской деонтологии врачей Франции (декрет Национального Совета врачебного правопорядка N 65-1000, подписан 6 сентября 1995 г. премьер-министром Франции A. Juppe и министром здравоохранения E. Hubert) и на основании Этического кодекса российского врача, утвержденного 4-й конференцией Ассоциации врачей России в ноябре 1994 г. В частности, в ст. 38 Кодекса медицинской деонтологии российского врача говорится, что “Врач должен сопровождать умирающего больного до последнего момента, выполнять необходимое лечение и обеспечить лечением и необходимыми мерами качество жизни пациента, которые должны быть на высоте уважения достоинства больного и комфорта его окружения. Нельзя провоцировать наступление смерти. Запрещена эвтаназия в любой форме”.

Однако названные Кодексы являются не более чем этическими нормами, поскольку предусмотрены этическими документами ВМА, не относящимися к разряду нормативных правовых актов.

Как показало проведенное исследование, нормы действующего национального законодательства, а также международно-правовые нормы, как правило, содержат запрет на осуществление эвтаназии, в первую очередь ее активных форм. Подобные запреты содержатся и в международных медицинских документах, которые имеют этический характер. Однако в некоторых государствах существует тенденция к легализации эвтаназии, закреплению ее в праве. В связи с этим, возникает вопрос, насколько существование таких правовых норм согласуется с правом человека на жизнь.

Правовые нормы об эвтаназии в российском законодательстве

Подобно любому социально-правовому явлению, значимому для развития общественных отношений, эвтаназия требует соответствующего нормативно-правового регулирования. К нормативно-правовым актам, содержащим нормы об эвтаназии, прежде всего, следует отнести международные нормативные правовые акты, поскольку общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы России.

Российское законодательство устанавливает прямой запрет на осуществление эвтаназии. Речь идет о ст. 45 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993г., в которой закреплено, что “медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии – удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни” Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1318..

Обязывая врача идти до конца в борьбе с болезнью пациента, закон в то же время предоставил право больному отказаться по собственному усмотрению от медицинской помощи. Так, Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан 1993 г. содержат статью 33 “Отказ от медицинского вмешательства”, которая гласит: “гражданин или его законный представитель имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, даже если оно начато, на любом этапе проведения”

Таким образом, нет никаких правовых оснований обязать человека, страдающего тяжелой, угрожающей его жизни болезнью, например раком, подвергнуться лечению. По-видимому, следует согласиться с теми авторами, которые полагают, что закрепление в российском законодательстве права пациента на отказ от лечения означает фактическое установление и права на пассивную эвтаназию. Тем не менее такой вывод, который, казалось бы, логически следует из приведенных выше положений о праве на отказ от лечения, вступает в скрытое противоречие с теми нормами Основ, согласно которым в Российской Федерации эвтаназия, в какой бы форме она ни осуществлялась, запрещена.

Так, в ст. 45 Основ говорится о том, что медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии – удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. Согласно названной статье лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Сделанный вывод противоречит и Уголовному кодексу РФ, содержащему состав убийства – умышленного причинения смерти другому человеку (ст. 105).

Еще статьи:  Мысли бросившего курить

Аналогичный запрет содержит и текст клятвы врача, утвержденной Федеральным законом от 20 декабря 1999 г. “О внесении изменения в статью 60 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан”, где содержится следующее положение: “Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь. никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии”.

Лица, окончившие высшие медицинские образовательные учреждения Российской Федерации, при получении диплома врача дают клятву, текст которой установлен ст. 60 Основ. Будущие врачи торжественно клянутся проявлять уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии. Факт дачи клятвы врача удостоверяется его личной подписью под соответствующей отметкой в дипломе с указанием даты. В той же статье Основ говорится об ответственности врачей за нарушение данной ими клятвы. Поскольку согласие пациента на причинение вреда не устраняет общественно опасного характера пассивной эвтаназии и ее оценки как убийства, ответственность медицинского работника должна наступать на общих основаниях.

Однако многочисленные исследования показали, что отношение врачей к пассивной форме эвтаназии отличается толерантностью. Показательно и то, что большая их часть убеждена, что подобные случаи фактически, независимо от наличия запрещающей нормы в российском законодательстве существуют в медицинской практике.

Некоторые специалисты в области уголовного права полагают, что умышленное бездействие врача, выразившееся в неосуществлении реанимации, которую он должен был и мог произвести, при отсутствии признаков наступления биологической смерти, образует так называемое бездействие-невмешательство, влекущее уголовную ответственность за неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ), но не убийство (ст. 105 УК РФ). Аргументы, которые при этом приводятся, сводятся к следующему: врачи-реаниматологи не имеют отношения к причинам, приведшим пациента к угрожающему жизни состоянию (клинической смерти), выступающему в качестве основания для проведения реанимационных мероприятий См.: Совершенствование мер борьбы с преступностью в условиях научно-технической революции / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. М., 1990. С. 212 – 213..

Эта позиция легко опровергается законодательным положением, согласно которому уголовная ответственность по ч. 2 ст. 124 УК РФ, предусматривающей наступление смерти больного, возможна лишь при неосторожном отношении субъекта преступления к этому последствию. Такое отношение может быть выражено либо в легкомыслии, либо в небрежности и полностью исключает умышленную вину. В рассматриваемых случаях неоказание помощи больному выступает способом совершения более опасного преступления – убийства – и подпадает под признаки состава, предусмотренного ст. 105 УК РФ. Иное решение противоречит закону.

В юридической литературе встречается и другая точка зрения. Так, В.И. Ткаченко полагает, что ответственность врача-реаниматолога, не выполнившего свои профессиональные обязанности, что повлекло смерть больного, должна наступать лишь за создание условий для наступления смерти. Автор считает невозможным совершение убийства путем бездействия, поскольку «при бездействии лицо не совершает активных волевых целенаправленных действий по причинению физического вреда, а лишь создает условия для разрушительной работы патологических клеточных, тканевых и органных процессов» См.: Ткаченко В.И. Квалификация преступлений против жизни и здоровья по советскому уголовному праву. М.. 1990. С. 6 // Тихонова С.С. Прижизненное и посмертное донорство в Российской Федерации: вопросы уголовно-правового регулирования. СПб., 2005. С. 38..

Ответственность врача наступает не за действие патологических процессов, происходящих в организме больного человека, за что, конечно же, врач не отвечает, а за собственную вину – непринятие мер, которые способны нейтрализовать действие этих процессов, при условии, что врач должен был мог это сделать. При невозможности оказания помощи (наступление биологической смерти, отсутствие необходимого оборудования и аппаратуры и пр.) ответственность врача, исключается.

В науке уголовного права, как России, так и зарубежных государствах проблема эвтаназии нередко рассматривается с позиций более широкого понятия – согласия потерпевшего на причинение вреда. Российское уголовное право исходит из того, что такое согласие не должно рассматриваться в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния. Поэтому позиция действующего уголовного законодательства России относительно эвтаназии однозначна: это убийство, т.е. умышленное, неправомерное лишение жизни другого человека.

Мотив сострадания, указанный в перечне смягчающих обстоятельств, предусмотренных в ст. 61 УК РФ, может быть учтен лишь при назначении наказания виновному лицу, но не при квалификации деяния. Убийство по мотиву сострадания квалифицируется по ч. 1 ст. 105 УК РФ как убийство.

При этом важно подчеркнуть, что с точки зрения теории российского уголовного права и понятия общественно опасного деяния, которое в ней выработано и охватывает как действия, так и бездействие, принципиальных различий между двумя формами эвтаназии – активной и пассивной – не существует в силу того, что не существует принципиальной разницы (если мы говорим об общественной опасности) между убийством, совершенным путем действий (нанесение смертельного ранения, изъятие жизненно важного органа и пр.), и убийством, совершенным путем бездействия (неоказание надлежащей помощи лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии, оставление особо уязвимых, беспомощных лиц без попечения, пищи, ухода и т.д.).

Что касается склонения больного к эвтаназии, о котором говорится в ст. 45 Основ, ответственность за такие действия в УК РФ не предусмотрена. Под склонением больного к эвтаназии следует понимать возбуждение в нем решимости уйти из жизни и обратиться с просьбой об эвтаназии к медицинскому работнику. Такого рода действия нельзя рассматривать с позиций института соучастия или какого-либо другого уголовно-правового института. Даже если признать акт эвтаназии формой самоубийства при помощи врача, то и в этом случае нельзя наказать лицо, склонившее больного к эвтаназии. Склонение к самоубийству по российскому уголовному праву не образует преступного деяния.

Подводя итоги относительно характеристики российского законодательства по вопросу эвтаназии, отмечу, что истории российского уголовного права известны случаи освобождения от уголовной ответственности за причинение смерти из сострадания. В УК РСФСР 1922 года имелась соответствующая норма. Однако она применялась в весьма ограниченных пределах и вскоре была упразднена. Впоследствии убийство, совершенное по мотиву сострадания, не стали относить даже к привилегированным видам убийства.

В процессе подготовки нового УК РФ по инициативе профессора С.В. Бородина была предложена норма об ответственности за убийство из сострадания, совершенное при смягчающих обстоятельствах. Это предложение было поддержано другими юристами, в частности А.И. Коробеевым См.: Коробеев А.И. Простое убийство и сложности его квалификации // Уголовное право 2010. N2. С. 18.. Однако в окончательный текст УК РФ, введенного в действие 01.01.1997, статья о лишении жизни по волеизъявлению потерпевшего не вошла.

Таким образом, и умышленное действие, и умышленное бездействие, направленные на причинение смерти другому человеку, имеют равную степень общественной опасности, если они достигают своего результата.

Автор статьи: Татьяна Ефимова

Позвольте представиться. Меня зовут Татьяна. Я уже более 8 лет занимаюсь психологией. Считая себя профессионалом, хочу научить всех посетителей сайта решать разнообразные задачи. Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести как можно доступнее всю необходимую информацию. Перед применением описанного на сайте всегда необходима ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ консультация с профессионалами.

Обо мнеОбратная связь
Оценка 5 проголосовавших: 3
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here