Над бездной отчаяния

Татьяна Ефимова предлагает статью на тему: "над бездной отчаяния" с детальным описанием.

Над бездной отчаяния

Библиотека → Книги → Дар над бездной отчаяния

Вы вошли как незарегистрированный читатель.
Войдите на сайт, используя ваши имя пользователя и пароль.
Если вы ещё не зарегистрировались – пройдите процедуру регистрации.

Автор Жигалов С
Название Дар над бездной отчаяния
Читает Канунникова Г.
Жанр Историческая проза, Христианство
Студия звукозаписи Самарская областная библиотека для слепых
Время 16:37:26
Размер 342 Mb
Добавлена 26.05.2013
Закачек 62
Ознакомиться Загрузка доступна только зарегистрированным читателям

Эту и другие книги нашей библиотеки можно прослушать без использования компьютера с помощью Android-приложения или тифлофлешплеера с поддержкой онлайн-доступа.

Для записи книг на карту памяти можно использовать программу LKF-Менеджер

Описание книги, предложенное читателями

АННОТАЦИЯ
Явившись на белый свет без рук и без ног, он, казалось, был обречён. Но великая сила духа и труд до кровавых трещин на губах с Божьей помощью окрыляют Григория Журавина. Зажатой в зубах кистью он пишет иконы.
Крестьянин, «обрубок человеческий», из глухого поволжского села оказывается у самой вершины грядущей Русской Голгофы. Едва не погибает в Ходынской трагедии. Встречается с императрицей Александрой Феодоровной, знакомится с народовольцами-бомбистами, Владимиром Ульяновым, дружит с Григорием Распутиным. Государь Николай Второй приглашает его написать нерукотворный портрет царской семьи…
Его рождение и судьба есть величайшее чудо и тайна. Родившись на белый свет без рук и без ног, он научился рисовать кистью в зубах. Поднялся вровень со знаменитыми живописцами. На нерукотворные иконы самарского крестьянина и теперь, через сто лет, молятся православные.
Оглавление
Поводырь
Часть 1 Обрубыш
Часть 2 У подножия русской Голгофы
Часть 3 Искушение
Часть 4 Рядом с царём – рядом со смертью

Дар над бездной отчаяния

Дар над бездной отчаяния

Романы; Художественная литература; Отечественная проза; Отечественные романы; Исторические романы; КИСИ2016

В новом романе самарского писателя Сергея Жигалова есть все, что может тронуть сердце искушенного читателя. Основанный на реальных исторических данных, роман рассказывает о жизни и творчестве уникального художника-иконописца Григория Журавлева. Явившись на белый свет без рук и без ног, он, казалось бы, был обречен. Но великая сила духа, труд до кровавых трещин на губах и полученный от Бога дар окрыляют его. Зажатой в зубах кистью он пишет иконы. Крестьянин, “обрубок человеческий”, из глухого поволжского села оказывается у самой вершины грядущей русской голгофы. Он едва не погибает в Ходынской трагедии, встречается с императрицей Александрой Феодоровной, знакомится с народовольцами-бомбистами, с Владимиром Ульяновым, разговаривает с Григорием Распутиным. Государь Николай Второй приглашает его написать нерукотворный портрет Царской семьи.

Дар над бездной отчаяния – Жигалов Сергей Александрович

Дар над бездной отчаяния – oписание и краткое содержание, автор Жигалов Сергей Александрович, читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки KNIGGER.com

“Дар над бездной отчаяния” отзывы

Отзывы читателей о книге Дар над бездной отчаяния, автор: Жигалов Сергей Александрович. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.

Над бездной отчаяния

Явившись на белый свет без рук и без ног, он, казалось, был обречён. Но великая сила духа и труд до кровавых трещин на губах с Божьей помощью окрыляют Григория Журавина. Зажатой в зубах кистью он пишет иконы.

Крестьянин, «обрубок человеческий», из глухого поволжского села оказывается у самой вершины грядущей Русской Голгофы. Едва не погибает в Ходынской трагедии. Встречается с императрицей Александрой Феодоровной, знакомится с народовольцами-бомбистами, Владимиром Ульяновым, дружит с Григорием Распутиным. Государь Николай Второй приглашает его написать нерукотворный портрет царской семьи…

Его рождение и судьба есть величайшее чудо и тайна. Родившись на белый свет без рук и без ног, он научился рисовать кистью в зубах. Поднялся вровень со знаменитыми живописцами. На нерукотворные иконы самарского крестьянина и теперь, через сто лет, молятся православные.

«Дар над бездной отчаяния» (Жигалов С.) – скачать книгу бесплатно без регистрации

Поделиться ссылкой на книгу!

Название: Автор: Жанр(ы):

Явившись на белый свет без рук и без ног, он, казалось, был обречён. Но великая сила духа и труд до кровавых трещин на губах с Божьей помощью окрыляют Григория Журавина. Зажатой в зубах кистью он пишет иконы.

Крестьянин, «обрубок человеческий», из глухого поволжского села оказывается у самой вершины грядущей Русской Голгофы. Едва не погибает в Ходынской трагедии. Встречается с императрицей Александрой Феодоровной, знакомится с народовольцами-бомбистами, Владимиром Ульяновым, дружит с Григорием Распутиным. Государь Николай Второй приглашает его написать нерукотворный портрет царской семьи…

Его рождение и судьба есть величайшее чудо и тайна. Родившись на белый свет без рук и без ног, он научился рисовать кистью в зубах. Поднялся вровень со знаменитыми живописцами. На нерукотворные иконы самарского крестьянина и теперь, через сто лет, молятся православные.

Правообладателям! Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО “ЛитРес” (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

Этот рассказ – предостережение, попытка показать печальный, но, увы, вполне вероятный итог, к которому может прийти Россия через 20 – 30 лет, если социально-экономическая политика государства не изменится.

К сожалению, в стране до сих пор действуют запущенные предателями – западными холуями меченым и алкашом – процессы и механизмы ослабления страны и превращения ее в колонию пиндосов: развала промпроизводства, образования, науки и медицины; снижения численности населения (включая 70+), роста бедности в т.ч., работающих граждан. Это – данные Росстата. Недавно меченый так и заявил – “реформы” продолжаются.

Множатся законы, ухудшающие жизнь простых людей. Яркий пример – Закон, увеличивший возраст выхода на пенсию, который дает мужчинам в среднем 2,5 г. жизни на пенсии и увеличивает безработицу среди молодежи. Бюджет дарит триллионы рублей приближенным “бизнесменам”, в разы снизившим капитализацию предприятий (Газпром) и загнавшим их в триллионные долги (Роснефть). Народ лишен права на честные выборы.

Несогласованные мирные протесты власти объявляют незаконными, хотя Законом РФ “О собраниях, митингах, …” предусмотрен уведомительный, а не разрешительный (кроме погранзон) характер их проведения. Протестующих по телевидению объявляют, чуть ли не иностранными агентами, запугивают избиениями, арестами, приговорами и угрозами лишения родительских прав.

Анализ негативных тенденций развития страны приводит к весьма удручающей картине будущего, которое в рассказе читатель увидит глазами рядового члена социума. И такого будущего не пожелаешь никому.

Надеюсь, в стране найдутся Патриотические Силы, что без потрясений переломят негатив в развитии государства и поведут Великую Россию по пути процветания. Ну а рассказ перейдет в жанр альтернативной истории.

2. Под удельною властью

3. Царский духовник

Действие романа происходит в альтернативной реальности в 40-х годах XX века. Холодная война, начавшаяся в начале 20-х — не прекращается ни на минуту. Полем противостояния Великобритании и России становится маленькая федерация племенных княжеств на самом юге Аравийского полуострова. И пока одни стремятся раскачать там ситуацию — другие ищут меры противодействия. Князь Шаховской, военный летчик — становится первым в мире испытателем управляемых авиационных бомб.

Если тебя никто не любит, даже ты сам, то ты, в конце концов, зачахнешь, и вряд ли тебе поможет настойка «пиона уклоняющегося». Психолог посоветовал Нине начать с любви к себе, для чего пришлось освоить тактику уклонения от разных неприятных обязательств. Жизнь изменилась к лучшему, но возникли и новые проблемы, от решения которых уже не уклониться. Оказалось, что говорить «нет» тоже приятно и полезно.

Очередной том популярной детской энциклопедии «Я познаю мир» посвящен судьбам и произведениям русских писателей и поэтов. Энциклопедия рассказывает не только о произведениях, вошедших в школьную программу, но и дополнительно расширяет кругозор читателей. Живые биографии и интересные произведения не оставят равнодушным ни одного человека, любящего чтение и книги. Издание может быть использовано школьниками при подготовке к экзаменам и докладам.

«Убивая Еву» – это шпионский триллер, который лег в основу одноименного сериала. Книга пронизана едкой иронией и повествует о двух женщинах – разведчице Еве Поластри и киллере Вилланель. Ева отличается от типичного спецагента отсутствием каких-либо суперспособностей: она обычная женщина, которая устает и испытывает страх. Это рядовая сотрудница спецслужб, и лишь случайное стечение обстоятельств приводит ее к руководству одним непростым делом…

Набор «Неделька» — топ новинок — лидеров за неделю!

Молодая целительница Солара после долгих лет обучения вернулась домой и полна надежд на будущее. Однако встреча с князем, в которого она была влюблена девчонкой, спутала все карты. А что же князь? Властный и непримиримый, казалось, он совершенно не умеет любить… Но любовь не знает преград. Главное – не прозевать и вовремя распознать свои чувства.

А Соларе и без этого некогда скучать! Кругом тайны, интриги, опасность, вампиры… А еще рядом все время ходит противная соперница, не дающая расслабиться ни на мгновение.

Значит, надо разгадать все тайны, отвадить соперницу, избежать опасности, пленить сердце князя и… влюбиться. Как никогда! Как в последний раз!

На что надеялись эти три божества, когда украли меня из-под венца? На то, что я буду счастлива и побегу спасать их мир? Забуду жениха и выйду замуж за первого попавшегося дракона? Не на ту напали! Ведьма я или нет? Они ещё пожалеют, что не оставили мне выбора!

Знаете, как это бывает? Живешь себе, радуешься, никого не трогаешь… а потом попадаешь. В прямом смысле этого слова. Попадаешь в темный замок, стоящий на границе миров. Хозяин славного места привлекательный и обходительный, мало что чернокнижник. Да и все жители подозрительно приветливые… как будто что-то скрывают. В общем, в гостях хорошо, но дома лучше! Никаких воскресших умертвий, черных гримуаров и тайных проклятий. Вернуться бы в родной мир, но только кто меня отпустит?

В городе творится что-то странное… Ведьмы теряют контроль над силами, страдают люди. И что со всем этим делать? Я — Агнесса Пресци, дипломированный психолог. И я получу работу в «Королевском центре адаптации» и буду помогать ведьмам во что бы то ни стало! А то, что высокомерному лорду это не нравится и он не желает становиться моим начальником — так это его трудности! Я докажу и ему, и всем окружающим на что способна!

Побывав на грани жизни и смерти, никто не остается прежним. Что-то в человеке, несомненно, станет другим. Это может быть внешность, интонация голоса, поступки, которых он прежде не совершал. Но самое главное — это мысли. Меняется сознание и мировоззрение. Когда-то мне об этом говорил мастер, и только сейчас я поняла, о чем он пытался мне сказать. В мир возвращается не старый скиталец, а новый путешественник, который должен закончить то, что начал. Так и мне предстоит принять новую себя и наконец обрести долгожданное счастье.

Он опять выжил в этом мире. Майор медицинской службы Российской армии, погибший в Сирии и получивший в параллельной реальности тело умершего аристократа. Он утратил Родину, дом, семью. Но остались мастерство хирурга и честь офицера. На календаре 1916 год, Российскую империю нового мира терзают враги. И военный врач Игорь Иванов, он же шляхтич Довнар-Подляский, снова в строю.

Над бездной отчаяния

Дар над бездной отчаяния

Светлой памяти живописца Григория Николаевича Журавлева посвящаю

Допущено к распространению Издательским Советом Русской Православной Церкви (ИС13-310-1794)

Кто согрешил, он или родители его,

что родился слепым?

Иисус отвечал: не согрешил ни он,

ни родители его, но это для того,

чтобы на нем явились дела Божии.

В Утёвском храме Святой Троицы, стоя перед его иконами, решился я тогда на этот труд. С того момента убогий крестьянин, «обрубок человеческий», «самовар» – и так называли его при жизни – сделался моим сотоварищем. Это он повел меня путями Христовых заповедей. Свет его духовной свечи вырвал из тьмы моего неведения тысячелетние духовные сокровища православной культуры. Открыл величайший на Земле опыт Православной Церкви по бережению и очищению души человеческой, воспитанию сердца милующего – божественный огонь, похищенный в окаянные дни семнадцатого года.

Познакомил с чудом православной иконописи от Рублёва до наших дней. Следом за ним, скромным подвижником земли Самарской, с трепетом душевным входил я мысленно в кельи святых старцев. До слёз сердечных умилялся их подвигу во имя Господне, родниковой чистоте душ, бесстрастной тихой любви ко всем, живущим в мире.

Он подружил меня с ныне здравствующими иконописцами и священниками. Размышления о родниках духовной силы, питавших иконописца, привели меня в лоно Церкви. Помогли прилепиться к краешку ризы Христовой.

В моменты сомнений и отчаяния при работе над романом сама мысль о его терпении и подвиге окормляла и давала силы.

Эпизодами своей биографии Григорий Николаевич «подсказывал» сюжетные ходы, мостил ступени для восхождения к высотам духа.

Он, русский крестьянин, подвигнул меня к изучению и осмыслению величия жертвенного подвига последнего русского государя Николая Второго Александровича, испившего горькую чашу за свой народ. Обелил в моих глазах и поныне распинаемых ложью и ненавистью императрицу Александру Феодоровну Григория Ефимовича Распутина, Анну Александровну Вырубову (монахиню Марию). Потому Григорий Николаевич Журавлев для меня есть большее, чем просто прообраз литературного героя.

Человек рождается на страдания, как искры, чтобы устремляться вверх.

Высоко в жарком июльском небе ходил великий орёл о двух головах. Растопыренные, будто мужичьи, пальцы, перья на крыльях, подрагивая, ловили восходящие от земли горячие потоки. Рыжевато-серые головы с раскрытыми клювами глядели на стороны. Два жёлтых зрачка одной озирали разлитое в зелёных берегах речное серебро. Другая, не мигая, смотрела на солнце, где в сиянии трепетали стрижи.

Огромная тень летела по белому ковылю, отражалась в зеркалах озёр, заставляя нырять диких утят. Невиданный, будто слетевший с золотого царского герба, орёл ходил над поймой реки Самарки, над крышами села Селезнёвки. До красной русской Голгофы оставалось чуть больше полувека. Для человека – жизнь, для вечности – всего лишь миг. Как страшно не видеть будущего и как милостиво…

Две пары орлиных глаз углядели вдруг зашевелившийся у воды камыш. Птица пала из поднебесья, зависла в ожидании, часто махая крылами. Вывалилась на луговину из зарослей грязная по самые рога телушка, мыкнула освобождённо. Орел взмыл в синь. Живой молнией пролетел над канителившимся у омута стариком с ошалелыми глазами. Упираясь голыми пятками в берег, тот тянул уходившую под воду вожжину, а невидимый водяной зверь на конце её волок рыбаря в Ершову слободу.

И это для орла не добыча: человека не закогтишь и в гнездо не подымешь – зело недрист, вдобавок костист. От гнезда на макушке вековой приречной ветлы ветерок донёс голодный писк орлят. Крики птенцов смешались с человечьими. Сельская ребятня, прослышав, что дед Никиша под Черёмуховым омутом сражается с водяным медведем, помчалась ему на подмогу. Афонька с меньшим братом на закорках приотстал. Глотал пыль, злился. Гришатка подрос, тяжелёхонек сделался, как дубовый кряжок. В сердцах ссадил с плеч наземь:

– Обожди тут, я мигом. Гляди, следом не катись, по шее получишь! Брошенный малый поднялся вдыбки, зашмыгал носом. С крутого косогора, как на ладони, видны строчащие пятками по скошенному лугу удалые сомятники, за ними Афонька в пузырящейся на спине рубахе. Добежали до речки, нырнули в кусты. Подняли крик.

«Тянут, сражаются», – аж сердчишком зашёлся малец. Крепок на слезу в свои пять годков Гришатка, а тут не стерпел:

– Почто, Господи, не сподобил меня ножками, как их вот. На этих культяпках и шаг сделать больно… Слёзы бы утереть, да нечем. Шевелятся под рубахой вроде как жавороньи крылышки заместо рук. Воды напиться – ковшик деревянный за край зубами прикусывать приходится. Дома одному целыми днями сиднем сидеть ух как тягостно. Сколько ни ругалась матушка, научился кататься по земле бревешком. Ложится наземь, переваливается с пузишка на бок, с боку на спину, да ловко так. Ребятня бежит, а он за ними катьма катится. Рубаха вот на плечах только быстро протирается и пыль в глаза лезет.

…А крики из-под берега всё гуще. Не поддаётся сомяка-то. У Демьяна Ушакова один такой весной гусака с перьями заглотил и у баб на мостках бельё прямо из рук рвёт… Все там, на берегу, а он тут, брошенный. Афонька, стервец, забыл про него напрочь. «Может, его сом хвостом оглушил…» Охота прямо по косогору скатиться, но больно уж круто. Тележная колея наискось уходит, огибая широко разползшуюся под кручей болотину. Бьют там, в зыбучей бездонной прорве, ледяные родники. Хавает она ядовито-зелёной пастью кучерявых весенних ягнят, телят, не брезгует и распалённой волками косулей. Раз даже заблудившегося хмельного мужика приняла в свои объятья…

…Из подоблачной выси уцелил орёл на косогоре Гришатку. Человек – не человек, сурок – не сурок. Некрупный, подъёмный. Зашёл от солнца, прячась в золотых лучах, как волк в кустах чилиги, и пал на жертву. Мгновенно выпростал из пуха подбрюшья страшные когти. Волкам-переяркам, молодым косулям ломал двуглавый хребты, впившись одной лапою в круп, другой – в загривок. Он чуял всякую несообразность в зверином мире: барсука с капканом на лапе, слепую косулю, раненого гуся… Тут же в облике человеческого детёныша была какая-то недвижная обрывистость.

Крестовая тень чирканула Гришатку по глазам за миг до удара. Он успел поднять голову на шум крыльев – прямо на него падала страшная двуглавая птица с лаково блестевшими когтями. Ребёнок и голодный орёл ударились взглядами. Память птицы молниеносно скатала в горячий ком страха человечий взгляд, посвист стрелы, рвущую крыло боль и понудила отвернуть от добычи.

Теребнув когтями полынок, орел забил крыльями, выправился. Прямо перед Гришаткиным лицом взметнулись кверху две головы с жёлтыми полосками на кривых клювах. От крыльев в лицо плеснуло горячим вихрем. Гришатка упал животишком в полынок и покатился. Ниже косогор был круче и пресекался у самой прорвы обрывом. Гришатка, сам того не желая, катился всё быстрее. Перед глазами мелькали трава, небо, трава… Остистые султаны ковыля секли лицо, впивались сквозь рубашонку в тело. Были бы ноги-руки, упёрся бы, хватался за стебли, за корни, а так – будто брёвнышко, подпрыгивая на кочках, летел вниз. Еще мгновение, и увечное тельце, прочертив над обрывом дугу, канет в трясину. Чавкнет и сомкнётся зелёная жижа, пузыри разбегутся. Мгновение… Не оно ли отделяет наше земное существование от небытия?

Дар над бездной отчаяния – Сергей Жигалов

Явившись на белый свет без рук и без ног, он, казалось, был обречён. Но великая сила духа и труд до кровавых трещин на губах с Божьей помощью окрыляют Григория Журавина. Зажатой в зубах кистью он пишет иконы.

Крестьянин, «обрубок человеческий», из глухого поволжского села оказывается у самой вершины грядущей Русской Голгофы. Едва не погибает в Ходынской трагедии. Встречается с императрицей Александрой Феодоровной, знакомится с народовольцами-бомбистами, Владимиром Ульяновым, дружит с Григорием Распутиным. Государь Николай Второй приглашает его написать нерукотворный портрет царской семьи…

Его рождение и судьба есть величайшее чудо и тайна. Родившись на белый свет без рук и без ног, он научился рисовать кистью в зубах. Поднялся вровень со знаменитыми живописцами. На нерукотворные иконы самарского крестьянина и теперь, через сто лет, молятся православные.

Над бездной отчаяния

Всегда рады вам помочь
Мы на связи каждый день с 9:00 до 21:00 по московскому времени

Бесплатный телефон: 8 800 200 84 85
(бесплатный звонок из любого города России)

Мы отправляем заказы каждый день. Утром и вечером.

Если закажете до 11:00 в будни — отправим в этот же день. Если после — то в ближайший рабочий день.

Стоимость курьерской доставки — в среднем 190 р., самовывоза — 90 р., Почты России — 200 руб. в среднем. Мы автоматически рассчитаем точную сумму доставки, когда вы наберете товаров в корзину.

Почти в каждом крупном городе есть самовывоз и курьер. Для всех остальных городов и населенных пунктов есть Почта России. Заказы приходят быстро, в среднем за 2–7 дней. Даже Почта России работает быстро.

Принимаем карты, электронные кошельки, наличные. Можно оплатить при получении.

Упаковываем в водонепроницаемую пленку и твердый картон. Если захотите вернуть любые товары — примем обратно. Вернем деньги или вышлем замену.

Дар над бездной отчаяния

Дар над бездной отчаяния

Светлой памяти живописца Григория Николаевича Журавлева посвящаю

Допущено к распространению Издательским Советом Русской Православной Церкви (ИС13-310-1794)

Кто согрешил, он или родители его,

что родился слепым?

Иисус отвечал: не согрешил ни он,

ни родители его, но это для того,

чтобы на нем явились дела Божии.

В Утёвском храме Святой Троицы, стоя перед его иконами, решился я тогда на этот труд. С того момента убогий крестьянин, «обрубок человеческий», «самовар» – и так называли его при жизни – сделался моим сотоварищем. Это он повел меня путями Христовых заповедей. Свет его духовной свечи вырвал из тьмы моего неведения тысячелетние духовные сокровища православной культуры. Открыл величайший на Земле опыт Православной Церкви по бережению и очищению души человеческой, воспитанию сердца милующего – божественный огонь, похищенный в окаянные дни семнадцатого года.

Познакомил с чудом православной иконописи от Рублёва до наших дней. Следом за ним, скромным подвижником земли Самарской, с трепетом душевным входил я мысленно в кельи святых старцев. До слёз сердечных умилялся их подвигу во имя Господне, родниковой чистоте душ, бесстрастной тихой любви ко всем, живущим в мире.

Он подружил меня с ныне здравствующими иконописцами и священниками. Размышления о родниках духовной силы, питавших иконописца, привели меня в лоно Церкви. Помогли прилепиться к краешку ризы Христовой.

В моменты сомнений и отчаяния при работе над романом сама мысль о его терпении и подвиге окормляла и давала силы.

Эпизодами своей биографии Григорий Николаевич «подсказывал» сюжетные ходы, мостил ступени для восхождения к высотам духа.

Он, русский крестьянин, подвигнул меня к изучению и осмыслению величия жертвенного подвига последнего русского государя Николая Второго Александровича, испившего горькую чашу за свой народ. Обелил в моих глазах и поныне распинаемых ложью и ненавистью императрицу Александру Феодоровну Григория Ефимовича Распутина, Анну Александровну Вырубову (монахиню Марию). Потому Григорий Николаевич Журавлев для меня есть большее, чем просто прообраз литературного героя.

Человек рождается на страдания, как искры, чтобы устремляться вверх.

Высоко в жарком июльском небе ходил великий орёл о двух головах. Растопыренные, будто мужичьи, пальцы, перья на крыльях, подрагивая, ловили восходящие от земли горячие потоки. Рыжевато-серые головы с раскрытыми клювами глядели на стороны. Два жёлтых зрачка одной озирали разлитое в зелёных берегах речное серебро. Другая, не мигая, смотрела на солнце, где в сиянии трепетали стрижи.

Огромная тень летела по белому ковылю, отражалась в зеркалах озёр, заставляя нырять диких утят. Невиданный, будто слетевший с золотого царского герба, орёл ходил над поймой реки Самарки, над крышами села Селезнёвки. До красной русской Голгофы оставалось чуть больше полувека. Для человека – жизнь, для вечности – всего лишь миг. Как страшно не видеть будущего и как милостиво…

Две пары орлиных глаз углядели вдруг зашевелившийся у воды камыш. Птица пала из поднебесья, зависла в ожидании, часто махая крылами. Вывалилась на луговину из зарослей грязная по самые рога телушка, мыкнула освобождённо. Орел взмыл в синь. Живой молнией пролетел над канителившимся у омута стариком с ошалелыми глазами. Упираясь голыми пятками в берег, тот тянул уходившую под воду вожжину, а невидимый водяной зверь на конце её волок рыбаря в Ершову слободу.

И это для орла не добыча: человека не закогтишь и в гнездо не подымешь – зело недрист, вдобавок костист. От гнезда на макушке вековой приречной ветлы ветерок донёс голодный писк орлят. Крики птенцов смешались с человечьими. Сельская ребятня, прослышав, что дед Никиша под Черёмуховым омутом сражается с водяным медведем, помчалась ему на подмогу. Афонька с меньшим братом на закорках приотстал. Глотал пыль, злился. Гришатка подрос, тяжелёхонек сделался, как дубовый кряжок. В сердцах ссадил с плеч наземь:

– Обожди тут, я мигом. Гляди, следом не катись, по шее получишь! Брошенный малый поднялся вдыбки, зашмыгал носом. С крутого косогора, как на ладони, видны строчащие пятками по скошенному лугу удалые сомятники, за ними Афонька в пузырящейся на спине рубахе. Добежали до речки, нырнули в кусты. Подняли крик.

«Тянут, сражаются», – аж сердчишком зашёлся малец. Крепок на слезу в свои пять годков Гришатка, а тут не стерпел:

– Почто, Господи, не сподобил меня ножками, как их вот. На этих культяпках и шаг сделать больно… Слёзы бы утереть, да нечем. Шевелятся под рубахой вроде как жавороньи крылышки заместо рук. Воды напиться – ковшик деревянный за край зубами прикусывать приходится. Дома одному целыми днями сиднем сидеть ух как тягостно. Сколько ни ругалась матушка, научился кататься по земле бревешком. Ложится наземь, переваливается с пузишка на бок, с боку на спину, да ловко так. Ребятня бежит, а он за ними катьма катится. Рубаха вот на плечах только быстро протирается и пыль в глаза лезет.

…А крики из-под берега всё гуще. Не поддаётся сомяка-то. У Демьяна Ушакова один такой весной гусака с перьями заглотил и у баб на мостках бельё прямо из рук рвёт… Все там, на берегу, а он тут, брошенный. Афонька, стервец, забыл про него напрочь. «Может, его сом хвостом оглушил…» Охота прямо по косогору скатиться, но больно уж круто. Тележная колея наискось уходит, огибая широко разползшуюся под кручей болотину. Бьют там, в зыбучей бездонной прорве, ледяные родники. Хавает она ядовито-зелёной пастью кучерявых весенних ягнят, телят, не брезгует и распалённой волками косулей. Раз даже заблудившегося хмельного мужика приняла в свои объятья…

…Из подоблачной выси уцелил орёл на косогоре Гришатку. Человек – не человек, сурок – не сурок. Некрупный, подъёмный. Зашёл от солнца, прячась в золотых лучах, как волк в кустах чилиги, и пал на жертву. Мгновенно выпростал из пуха подбрюшья страшные когти. Волкам-переяркам, молодым косулям ломал двуглавый хребты, впившись одной лапою в круп, другой – в загривок. Он чуял всякую несообразность в зверином мире: барсука с капканом на лапе, слепую косулю, раненого гуся… Тут же в облике человеческого детёныша была какая-то недвижная обрывистость.

Крестовая тень чирканула Гришатку по глазам за миг до удара. Он успел поднять голову на шум крыльев – прямо на него падала страшная двуглавая птица с лаково блестевшими когтями. Ребёнок и голодный орёл ударились взглядами. Память птицы молниеносно скатала в горячий ком страха человечий взгляд, посвист стрелы, рвущую крыло боль и понудила отвернуть от добычи.

Теребнув когтями полынок, орел забил крыльями, выправился. Прямо перед Гришаткиным лицом взметнулись кверху две головы с жёлтыми полосками на кривых клювах. От крыльев в лицо плеснуло горячим вихрем. Гришатка упал животишком в полынок и покатился. Ниже косогор был круче и пресекался у самой прорвы обрывом. Гришатка, сам того не желая, катился всё быстрее. Перед глазами мелькали трава, небо, трава… Остистые султаны ковыля секли лицо, впивались сквозь рубашонку в тело. Были бы ноги-руки, упёрся бы, хватался за стебли, за корни, а так – будто брёвнышко, подпрыгивая на кочках, летел вниз. Еще мгновение, и увечное тельце, прочертив над обрывом дугу, канет в трясину. Чавкнет и сомкнётся зелёная жижа, пузыри разбегутся. Мгновение… Не оно ли отделяет наше земное существование от небытия?

Дар над бездной отчаяния

Год издания: 2013

Язык книги: русский

Дар над бездной отчаяния
Жигалов Сергей А
Проза, Историческая проза, Религия и духовность, Религиозная литература
Издательство: Благовест
Год издания: 2013
ISBN: 978-5-9968-0291-3
Доступен ознакомительный фрагмент книги!

просмотрело человек за:

день: 1 месяц: 1 год: 18 всего: 30

Явившись на белый свет без рук и без ног, он, казалось, был обречён. Но великая сила духа и труд до кровавых трещин на губах с Божьей помощью окрыляют Григория Журавина. Зажатой в зубах кистью он пишет иконы.
Крестьянин, «обрубок человеческий», из глухого поволжского села оказывается у самой вершины грядущей Русской Голгофы. Едва не погибает в Ходынской трагедии. Встречается с императрицей Александрой Феодоровной, знакомится с народовольцами-бомбистами, Владимиром Ульяновым, дружит с Григорием Распутиным. Государь Николай Второй приглашает его написать нерукотворный портрет царской семьи…
Его рождение и судьба есть величайшее чудо и тайна. Родившись на белый свет без рук и без ног, он научился рисовать кистью в зубах. Поднялся вровень со знаменитыми живописцами. На нерукотворные иконы самарского крестьянина и теперь, через сто лет, молятся православные.

Дар над бездной отчаяния, Сергей Жигалов

Дар над бездной отчаяния, Сергей Жигалов – рейтинг книги по отзывам читателей, краткое содержание

Классическая и современная проза, Исторические романы

  • 2010 Год первого издания книги

Краткое содержание

В новом романе самарского писателя Сергея Жигалова есть все, что может тронуть сердце искушенного читателя. Основанный на реальных исторических данных, роман рассказывает о жизни и творчестве уникального художника-иконописца Григория Журавлева. Явившись на белый свет без рук и без ног, он, казалось бы, был обречен. Но великая сила духа, труд до кровавых трещин на губах и полученный от Бога дар окрыляют его. Зажатой в зубах кистью он пишет иконы. Крестьянин, “обрубок человеческий”, из глухого поволжского села оказывается у самой вершины грядущей русской голгофы. Он едва не погибает в Ходынской трагедии, встречается с императрицей Александрой Феодоровной, знакомится с народовольцами-бомбистами, с Владимиром Ульяновым, разговаривает с Григорием Распутиным. Государь Николай Второй приглашает его написать нерукотворный портрет Царской семьи.

Дар над бездной отчаяния

Сергей Жигалов, С. Жигалов

Форма: роман

Светлой памяти живописца Григория Николаевича Журавлева посвящаю.
Автор

Явившись на белый свет без рук и без ног, он, казалось, был обречён. Но великая сила духа и труд до кровавых трещин на губах с Божьей помощью окрыляют Григория Журавина. Зажатой в зубах кистью он пишет иконы.
Крестьянин, «обрубок человеческий», из глухого поволжского села оказывается у самой вершины грядущей Русской Голгофы. Едва не погибает в Ходынской трагедии. Встречается с императрицей Александрой Феодоровной, знакомится с народовольцами-бомбистами, Владимиром Ульяновым, дружит с Григорием Распутиным. Государь Николай Второй приглашает его написать нерукотворный портрет царской семьи…

Оглавление:
ПОВОДЫРЬ
Часть 1. ОБРУБЫШ
Часть 2. У ПОДНОЖИЯ РУССКОЙ ГОЛГОФЫ
Часть 3. ИСКУШЕНИЕ
Часть 4. РЯДОМ С ЦАРЁМ – РЯДОМ СО СМЕРТЬЮ
ПРИЛОЖЕНИЕ

Лучшая рецензия на книгу

У Бога нет ничего невозможного. Советую прочитать

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Рецензии читателей

Сегодгя дочитал одну замечательную книгу которая просто меня потрясла – это “Дар над бездной отчаяния” Сергея Жигалова. Купил я её еще в августе этого года на выставке “Православная Русь”, которая проходит ежегодно на Пермской ярамрке. И как-то все руки до этой книги не доходили. Но вот наконец книгу осилил. А о чем же она? Подробно расписывать конечно не буду, но это книга о человеке с физическими от рождения увечьями, но с широкой душой. Книга о Человеке с большой буквы “Ч” – о изографе, иконописце Григории Николаевиче Журавлёве. Вся история начинается с его детства, с того как главного героя (Гришатку Журавина) уносит двуглавый орел. Да-да именно двуглавый.
Особенно понравилось о том как описывает автор про открывшийся дар к иконописи, и поражает как человек без рук и ног пишет икуоны… Развернуть

Дар над бездной отчаяния

  • 1271
  • 1

Скачать книгу в формате:

Дар над бездной отчаяния

Светлой памяти живописца Григория Николаевича Журавлева посвящаю

Допущено к распространению Издательским Советом Русской Православной Церкви (ИС13-310-1794)

Кто согрешил, он или родители его,

что родился слепым?

Иисус отвечал: не согрешил ни он,

ни родители его, но это для того,

чтобы на нем явились дела Божии.

В Утёвском храме Святой Троицы, стоя перед его иконами, решился я тогда на этот труд. С того момента убогий крестьянин, «обрубок человеческий», «самовар» – и так называли его при жизни – сделался моим сотоварищем. Это он повел меня путями Христовых заповедей. Свет его духовной свечи вырвал из тьмы моего неведения тысячелетние духовные сокровища православной культуры. Открыл величайший на Земле опыт Православной Церкви по бережению и очищению души человеческой, воспитанию сердца милующего – божественный огонь, похищенный в окаянные д.

Книга читалась как на одном дыхании. Очень понравилась.

Популярные книги

  • 154684
  • 44
  • 21

Вы сможете рисовать через 30 дней

  • 59906
  • 4
  • 1

Когда-то мы были друзьями, но теперь цель его жизни – разрушить мою. Я стала объектом сплетен, и.

  • 47930
  • 4
  • 1

Трансерфинг реальности

  • 31098
  • 1

В магазинчике «Народный промысел» в селе Сокольничьем найдена задушенной богатая дама. Она частен.

Селфи с судьбой

  • 46656
  • 12
  • 7

Зои Сагг Девушка Online Я посвящаю эту книгу всем, кто сделал ее появление реальностью. Всем, к.

Девушка Online

  • 54184
  • 4

Эрих Мария Ремарк Три товарища I Небо было желтым, как латунь; его еще не закоптило дымом. З.

Три товарища

  • Понравилось: 0
  • В библиотеках: 0
  • 1271
  • 1

Ли Чайлд – самый популярный в мире автор в жанре «крутого» детектива. Каждый его роман о Джеке Р.

Джек Ричер, или Прошедшее время

Ли Чайлд – самый популярный в мире автор в жанре «крутого» детектива. Каждый его роман о Джеке Р.

Жигалов Сергей – Дар над бездной отчаяния

Явившись на белый свет без рук и без ног, он, казалось, был обречён. Но великая сила духа и труд до кровавых трещин на губах с Божьей помощью окрыляют Григория Журавина. Зажатой в зубах кистью он пишет иконы. Крестьянин, “обрубок человеческий”, из глухого поволжского села оказывается у самой вершины грядущей Русской Голгофы.

Название: Дар над бездной отчаяния
Автор: Жигалов Сергей
Издательство: Благовест
Год: 2013
Страниц: 482
Формат: pdf
Размер: 29,7 мб
Качество: хорошее
Язык: русский

Автор статьи: Татьяна Ефимова

Позвольте представиться. Меня зовут Татьяна. Я уже более 8 лет занимаюсь психологией. Считая себя профессионалом, хочу научить всех посетителей сайта решать разнообразные задачи. Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести как можно доступнее всю необходимую информацию. Перед применением описанного на сайте всегда необходима ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ консультация с профессионалами.

Обо мнеОбратная связь
Еще статьи:  Обсессивно компульсивное расстройство лечение
Оценка 5 проголосовавших: 3
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here